«Как видите, я вечный мечтатель»

Недавно в Институте Пушкина состоялся цикл лекций известного лингвиста, исследователя русского языка и проблем коммуникации Арто Мустайоки (Университет Хельсинки). В преддверии праздников профессор Мустайоки любезно согласился ответить на несколько вопросов пресс-службы института.

Публикуем его интервью и поздравляем профессора с Днем рождения, наступающим Рождеством и Новым годом!

 

DSC_0435.jpg

– Финское школьное образование считается одним из лучших в мире. Скажите, пожалуйста, профессор, что, по Вашему мнению, помогает в этом?

Много факторов. У финских учителей очень высокий статус. Поэтому на факультеты педагогики большой конкурс, где учитываются и академические успехи, и личные качества. Если это подготовка учителей начальных классов, то еще важно умение заниматься музыкой, играть на музыкальных инструментах.

Еще есть сейчас такое стремление – добиться, чтобы среди учителей было больше парней, считается, что для школы хорошо, если есть мужчины-педагоги.

Вот еще, возможно, один из главных моментов. Много делегаций со всего мира посещают наши школы, однажды делегация Южной Кореи побывала на уроках, и кто-то спросил: «Как вы будете наказывать учеников, которые задают вопросы?».

То есть в некоторых странах ученики должны молча слушать. А в Финляндии вопросы учеников – это важно, нужно, это знак того что дети интересуются темой. Один немец однажды сказал мне: «У вас учитель уважает мнение ученика». То есть наши учителя стараются не просто перенести детям знания, но научить думать самим.

– Не так давно прямо при президенте России возникла дискуссия: обязательно ли школьным учителям русского языка и литературы заканчивать магистратуру или достаточно четырех лет бакалавриата по филологии. Каково ваше мнение?

– У нас давно обязательное требования для всех учителей, даже для учителей детских садов – пятилетнее обучение и степень магистра. Три года длится обучение в бакалавриате и два года в магистратуре.

– А финские студенты – они изменились за годы Вашего преподавания?

Да, изменились. Они стали меньше пить, стали больше думать о своем здоровье.

– То есть проблем стало с ними меньше?

Нет, просто проблемы другие. Студенты стали больше работать, а в университете стали строже к этому относиться. Некоторые студенты и раньше иногда работали, не хотели много времени уделять учебе, но тогда они могли свободнее распоряжаться своим временем и быть студентами сколько угодно долго. Но потом к этому стали относиться все строже и строже, и сейчас министерство ввело новые очень строгие меры. Университет получает ресурсы за успеваемость студентов, но успеваемость измеряется не тем, что они знают, а тем, как быстро они учатся. Это странно, но сейчас это так.

– Принято ли в Финляндии, как в России, активно обсуждать состояние языка? Например, иностранные заимствования?

– Не могу сказать, что эта тема находится у нас в центре внимания. В России об этом много пишут и говорят везде, ведутся очень эмоциональные беседы, опасаются порчи русского языка, что русский язык исчезнет. Это для меня совсем непонятно, как-то странно об этом говорить.

Английский язык, которого здесь очень боятся – наверное, это для русских такой легкий объект для раздражения – наполовину состоит из слов французского языка. Но никто не собирается переживать по этому поводу.

Меня поражает амбивалентность русских, причем именно тех людей, которые, как они думают, очень заботятся о состоянии русского языка. Мой любимый пример – когда человек с трибуны говорит, что это кошмар, что в русском языке столько англицизмов, а заканчивает выступление так: «Приглашаю всех на кофе-брейк!»

– Какие еще особенности отличают речевое поведение русских и финнов?

– По статистике, в русском языке частотность употребления слов, обозначающих судьбу , намного выше, чем в финском, и самих слов больше: это рок, удел, участь… Финны не говорят об этом так часто. У них есть свои соображения по этому поводу, но они об этом говорят намного меньше.

– Что-то из русской культуры известно в Финляндии?  

– Очень немного. Чехова всегда ставят в театрах, Достоевского читают, Толстого тоже.

Что касается отношения финнов к русским, то я думаю, есть четыре категории людей. Есть те, кто не любит русских, в первую очередь из-за войн. Есть равнодушные: Россия – то же самое как Бразилия, она нас не касается. Третья категория – это реалисты-прагматики, их большинство, среди них многие политики. Они не думают, что это за страна, хорошая или плохая, они считают, что это наш сосед, и большой сосед, и нам выгодно с ними поддерживать хорошие отношения.

И есть четвертая категория – маленькая группа энтузиастов, они считают, что русская культура – самая интересная. Раньше это были классическая литература, балет, опера и так далее, а сейчас есть молодые люди, которые интересуются российской рок-музыкой, некоторые ансамбли к нам в Финляндию приезжают, у нас даже есть такое общество – «Тусовка» – они организуют встречи, показывают фильмы. Такие люди есть, но их мало.

Проблема еще и в том, что очень немногие в Финляндии знают русский язык, поэтому нет интереса, и страна кажется чужой. Я рад, что наш новый президент изучает русский язык и немного говорит по-русски.

– А есть ли возможность и стремление как-то продвинуть русский язык для изучения в финских школах?

– Было очень много разных акций, я сам в них участвовал, но дело в том, что ученики сами выбирают третий язык для изучения. Первые два обязательных – шведский и английский, а третий язык по выбору – немецкий, французский, испанский или русский.

В Восточной Финляндии русский язык изучают больше, особенно до кризиса, когда было много туристов, потому что школьники получали хорошие рабочие места на лето, если они хоть чуть-чуть говорили по-русски. Сейчас ситуация не такая хорошая, но все же немного улучшается, потому что стало больше русских туристов и торговля растет.

– Посоветуйте, что делать, чтобы лучше понимать друг друга

– На этот вопрос, может быть, стоит ответить, как наш президент, господин Саули Нийнистё, когда он был с визитом в США. В Вашингтоне у него спросили: можете ли дать совет, как вести себя с Талибаном. Он ответил, что, во-первых, с Талибаном нужно вести переговоры. И, во-вторых, это должен быть подлинный диалог, нужно уважать собеседника. Я считаю, это было очень смело – сказать такое в Америке, они явно ожидали, что он скажет: «С Талибаном?! Ни в коем случае»!

Думаю, что этот совет хорошо подходит для любой ситуации общения. Главное – это слушать и уважать собеседника.

– А какие могут быть причины, что между людьми все же нет понимания?

– Проблемы действительно возникают чаще всего в личном, семейном общении, когда мы считаем, что человек, с которым живем, думает «так же как я». Возникает иллюзия общей когнитивной базы, мы не стараемся четко и ясно изложить свою мысль, думая, что нас поймут и так, но этого не происходит.

Когда люди внутри общества не понимают друг друга, для этого есть определенные причины. Если это политики, у них может не быть цели понять друг друга, а есть цель выиграть конкуренцию, получить престиж, а для этого они должны найти негативные черты в другом человеке. Такие люди есть во всех странах, и в Финляндии тоже: представители разных партий как будто слушают друг друга, но на самом деле не дослушивают, не хотят понимать, отвечают не на те вопросы. Смотреть на такие вещи очень неприятно, потому что если у людей нет цели понять друг друга, это ненормальная дискуссия.

Есть еще один аспект, но о нем сейчас говорить немножко опасно, потому что это касается гендерных отношений. Американский социолингвист Дебора Таннен писала, что когда мужчины между собой разговаривают, это всегда соперничество, они хотят показать: «я лучше, я умнее». Ее за это критиковали, говорили, что нельзя видеть различия в речи мужчин и женщин, потому что все они люди, но я все-таки определенная доля истины в ее словах есть. Конечно, это не абсолютная истина, не все мужчины всегда соперничают и не всегда женщины настроены на поддержку, но в целом я думаю, что она права.

– Вы много лет занимаетесь русским языком. Можно ли сказать, что вы хорошо относитесь к России?

– У меня не только положительное отношение к вашей стране, многое здесь меня раздражает. Но есть моменты, которые определили мое хорошее отношение. В Финляндии, у нас все по плану, мы знаем, что будет завтра, человеческие отношения более деловые не такие душевные. Здесь люди другие, и это сильный контраст для моей жизни в Финляндии. Мы слишком думаем и заботимся о будущем, это важно, это обязательно нужно делать, но это иногда тяжело. И я думаю, финны иногда теряют…

– Радость от настоящего?

Да, именно! И с этой точки зрения Россия меня привлекает, это такая школа жизни, и это иногда приятно.

– Но все же планы на будущее есть? Связаны ли они с международным сотрудничеством?

– Конечно, есть. Собственно, у меня началась новая фаза в своей жизни. Я стал работать в Высшей школы экономики в Москве. Правда, в основном дистанционно, но это дает мне возможность больше заниматься наукой. Хотел бы взяться за большие глобальные темы в рамках мегапроектов. Самая глобальная – и самая больная - из этих тема понимания между людьми, о котором шла речь Это сильно междисциплинарная тема. Нужно использовать разные методы, в том числе и экспериментальные. Вторая тема – русский менталитет и вообще вопрос о как, русские отличаются от других народов. Мыслят ли они иначе. Есть немало международных сравнений, но они смотрят на этот вопрос на достаточно абстрактном уровне, я хотел бы подойти к этому с точки зрения конкретных ситуация поведения. Тем самым нужно учесть гетерогенность русского народа, сравнить как ведут себя русский математик и русский лингвист, москвич и житель села под Иркутском. Третья тема – quo vadis, куда идешь, русский язык. Какие тенденции имеют место в современном русском языке. Они же есть на всем уровнях языка Это произношение, лексика, синтаксис, употребление разных стилей и так далее. Почему одни слова заимствуются, а другие нет. Много, конечно, исследований на эти вопросы. Но хотелось бы создать целостную картину об этих процессах. Эти проекты пока только мечты. Нужно найти хороших партнеров для проектов. И что еще намного сложнее – нужно найти деньги – и не в малом количестве.

Еще есть одна мечта, менее глобальная – составить сокращенную версию «Функционального синтаксиса русского языка» на английском языке.

Как вы видите, я вечный мечтатель. Может быть, это смесь финскости и русскости в моей натуре. Взгляд на будущее, как у финнов. А хочется сделать сразу всё и быстро, как свойственно русским.

– У русских есть еще одна характерная черта – мы очень любим праздники. Расскажите, пожалуйста, профессор, как готовятся и празднуют Рождество и Новый год в Финляндии и у Вас в семье.

– Рождество – это самый-самый важный праздник для финнов. Три выходных дня подряд. Все начинается в сочельник 24 декабря в 12 часов, когда в стране объявляется joulurauha («рождественский покой/мир»). Люди ставят свечки на могилах. Потом собираются у себя дома, иногда у бабушек и дедушек. Транспорта практически нет на улице. Полная темнота и тишина.

В домах стоят украшенные ёлки. Вечером приходит Дед Мороз и раздает подарки. Рождественский день 25 декабря люди обычно проводят тоже дома. Много и хорошо едят, есть большое количество специальных рождественских блюд. Какие они – есть региональные и семейные различия. Но традиции устойчивые: каждый год повторяется один и тот же состав еды. Новый год тоже празднуют, но совсем по-другому, без подарков, необязательно дома. Городские власти и обычные жители организуют фейерверки. В городах много людей встречает Новый год на улице.

В нашей семье Рождество – особый праздник, поскольку все дети и внуки приезжают к нам. Мы с женой живем в маленькой деревне на берегу озера, вокруг в основном леса. В этом году нас будет 22 человека. Кроме детей (их четверо), внуков и внучек (11), приедет и одно новое лицо, подруга старшего внука.

Мы хорошо едим, обязательно окорок, рыбу разного типа, много салатов и запеканок. Играем в настольные игры, Дети играют на улице, катаются на коньках и лыжах, если погода позволяет.

А 28 декабря наша семья организует для всего рода ежегодное турне «Четыре ракетки». В течение одного дня мы играем в настольный теннис, бадминтон, теннис и сквош в спортивном дворце в 25 километрах от нашего дома.

С наступающими праздниками!


На официальном сайте ФГБОУ ВО "Гос. ИРЯ им. А.С. Пушкина" используются технологии cookies и их аналоги для качественной работы сайта и хранения пользовательских настроек на устройстве пользователя. Также мы собираем данные с помощью сервисов Google Analytics, Яндекс.Метрика, счётчиков Mail.ru и Спутник для статистики посещений сайта. Нажимая ОК и продолжая пользоваться сайтом, Вы подтверждаете, что Вы проинформированы и согласны с этим и с нашей Политикой в отношении обработки персональных данных, даёте своё согласие на обработку Ваших персональных данных. При несогласии просим Вас покинуть сайт и не пользоваться им. Вы можете отключить cookies в настройках Вашего веб-браузера.
The Pushkin Institute's official website uses cookies to ensure high-quality work and storage of users' settings on their devices. We also collect some data for site statistics using Google Analytics, Yandex.Metrika, Mail.ru and Sputnik counters. By clicking OK and continuing using our website, you acknowledge you are informed of and agree with that and our Privacy Policy. If you are not agree we kindly ask you to leave our website and not to use it. You may switch off cookies in your browser tools.